Как начиналась и чем закончилась гомельская частная торговля в годы НЭПа

Беларусь | 5 апреля 2021

Весной 1921 года советское правительство приступило к хозяйственной реформе, которая получила название новой экономической политики (нэп). Государство разрешило свободный обмен сельхозпродуктами, отменило свой Декрет о национализации мелких предприятий, позволило сдавать в аренду государственные предприятия частным лицам, объявило о свободе в организации небольших частных предприятий.
Лавки мелкие и большие
На 1 апреля 1924 года в Гомеле работали подакцизные частные предприятия: три медоваренных, три крахмало-паточных завода, пять заведений по выделке папиросных гильз, три папиросные мастерские. В новой экономической ситуации частный капитал устремился прежде всего в сферу торговли. Торговцы, как и мелкие производители, должны были выкупать патенты и уплачивать прогрессивный налог. 
В центре города открылись частные булочные, кондитерские, пивные, закусочные, кофейни, чайные, прачечные, парикмахерские, мясные лавки, магазины гигиены и санитарии, книжные, писчебумажные. Торговцы предлагали для продажи фрукты, свежую рыбу, молочную и мучную продукцию, посуду, обои, еврейскую колбасу, обувь и многое другое. 
В документах Госархива Гомельской области отражена деятельность всех предпринимателей периода нэпа, расскажем о некоторых из них.
Торговая лавка Двейры Менделевны Гельфанд была открыта в 1922 году в Пассаже. Стоимость аренды на 1926/27 гг. составляла ежемесячно 14 рублей 40 копеек. С нояб­ря 1922-го по апрель 1923-го валовой доход составил 3500 рублей, расход – 2366, чистый остаток – 1134. На иждивении у торговки были мать Сарра Берковна 56 лет, брат 13 лет – учащийся. Семья жила в съемной квартире. В карточке поверки указаны следующие сведения о лавке: «…торгует соленой рыбой в розницу, 7–5 р. пуд. Патент (стоимость 48 р.) вывешен на видном месте, вывеска есть, закупает товар в Главрыбе и синдикате». Ассортимент лавки: окунь, сельдь, судак, судак сухой, тарань сухая.
Также в Пассаже торговал свежей рыбой Мендель Еренбург. За торговое помещение размером 2 на 3 метра аренд­ная плата составляла 123 рубля. Рыбу продавец покупал у крестьян на 20–30 рублей, при продаже делал 30% «накидки». Ежедневная выручка составляла от 8 до 20 рублей. 
В лавке по ул. Замковой, 101* (Комсомольская, 105), съестными припасами торговала 28-летняя жительница Гомеля Рива Берковна Гектин, проживавшая по улице Минской у брата. Аренда лавки (3 кв. м) составляла 10 рублей в месяц. За 1924 год продано товара на 85 рублей. В лавке можно было приобрести конфеты, яйца, хлеб, булки, колбасу, фрукты, пряники, семечки, соль, спички, сахар, мармелад, свечи, синьку, керосин, соду, сельтерскую воду.**

                Как начиналась и чем закончилась гомельская частная торговля в годы НЭПа
На улице Замковой, 69 (Комсомольская, 71), находилась лавка с писчебумажным товаром и книжной продукцией Исаака Нохимовича Притыкина. Здесь продавались книги, в том числе учебная литература, детские сказки, тетради общие и мелкие, почтовая и писчая бумага, чернила, блокноты, карандаши и краски, конверты, мелки, пеналы, открытки, ручки, перья, альбомы, шахматы, скрепки, кнопки, кисточки, мундштуки, макулатура, гумиравикум.*** В пояснении к декларации торговец указывает, что с 1 октября 1923-го по 1 апреля 1924-го получен доход 360 рублей, из них израсходовано 360 рублей: аренда лавки в месяц – 30, патент – 30, подоходный налог – 20, уравнительный – 6, сторож – 15, квартира за месяц – 30, отопление – 18, освещение – 10,  дворник – 15, вода – 6, домашние расходы – 180 рублей (на иждивении жена, сын 22 лет безработный и дочь 15 лет).
18 сентября 1922 года на ул. Замковой, д. 40 (Комсомольская, 48), открылась «будка» (4 метра) со съестными припасами Хаи-Розы Шевелевны Гециной. За аренду хозяйка платила ежемесячно 5 рублей, за шесть месяцев 1924-го продала товаров на 800 рублей. В лавке можно было купить хлеб, булки, масло, халву, свечи, тетради, канцелярские принадлежности, крупу гречневую, колбасу, сыр, сливочное масло, сметану, творог, сахарный песок, яблоки, груши, огурцы, помидоры, лук, морковь, свеклу, абрикосы, арбузы, цикорий, керосин. За 1926 год продано товаров на 1200 рублей.
Чистота и красота
По улице Комсомольской, 80, в специальном помещении, оборудованном зеркалами, работал мужской парикмахер с 9-летним стажем Михаил Залманович Гольдштейн. В среднем он обслуживал в день 10 человек, стрижка стоила 20 копеек, бритье бороды – 15 копеек. На иждивении у парикмахера были жена, ребенок, мать. В акте обследования за 1929 год указано, что годовой доход предпринимателя составил 1050 руб­лей, расходы – 256 рублей. Чистый доход, с которого начислялся налог, составил 794 рубля (был округлен инспектором до 800).
В марте 1924 года по ул. Базарной, 16**** (Трудовая, 14), открылся большой магазин санитарии и гигиены. Владельцы – Лев и Григорий Яковлевичи Добкины. Аренда помещения составляла  57 рублей 60 копеек, в магазине работали приказчик и сторож, товар закупали в Москве и Ленинграде. Например, 29 мая 1926 г. в Государственной химической лаборатории «Гигиена» в аренде  Е. В. Элиашевой в Ленинграде купили парфюмерию и косметику высшего качества: мыло «Стелла» и «Сюрпризное», крем «Рафаэль», пудру гигиеническую. В Москве в Никольском оптово-розничном магазине Государственного химико-фармацевтического завода имени Н. А. Семашко «Госмедторгпром» – крем «Метаморф», ванилин, духи ассорти, духи «Ганако», личную помаду, духи 222, одеколон ассорти, мазь «Успех». В «Санхим» (Москва) приобретены фруктовые эссенции. Покупателям предлагали мыло туалетное, пудру, одеколон, борный вазелин, помаду, мыльный порошок, духи. Также в магазине можно было приобрести детские игрушки. 

                Как начиналась и чем закончилась гомельская частная торговля в годы НЭПа
Игрушки продавались и в магазине Бориса Львовича Клеймана по ул. Комсомольской, 86. В ассортименте – кошки, собачки, куклы, гармошки губные, балалайки, шарманки, погремушки, заводные игрушки, кони на палке, столярные инструменты, волчки, качели, шарики, тележки и другое.
На Замковой, 39 (Комсомольская, 35–37), располагался магазин санитарии и гигиены, игрушек, сувениров, парфюмерии торговцев Берты Соломоновны Мунвез, Гирши Лифшица. 28 июля 1924 года Моисей и Берта Мунвез были арестованы, магазин «Санитария и гигиена» опечатан. В дальнейшем Моисей Ефимович передал свой патент Двейре Мордуховне Мунвез.
В магазине кроме товаров санитарно-гигиенического характера (пемза для рук, губки Афродиты, зубной порошок, зубная паста и щетки, питательная мука, нефть в бутылках, шампунь, мыло туалетное, соски, детские присыпки, презервативы) продавалась косметика (пудра, крем для лица (кстати, производства Гомельской фабрики «Казими», о которой рассказывала «Гомельская праўда»), краска для волос, глицерин, помада, карандаши для бровей, лак для ногтей), парфюмерия и сувениры. 

                Как начиналась и чем закончилась гомельская частная торговля в годы НЭПа
На ул. Замковой, 108 (Комсомольская, 130), работал еще один магазин гигиены и санитарии Рахмиеля Абрамовича Левина. В августе 1923 г. магазин ограбили. Немало интересных фактов о работе предпринимателя мы узнаем из объяснительной записки Р. А. Левина в участковую комиссию: «…мой магазин подвергся строжайшему бойкоту со стороны Союза «Всемедикасантруд», выставленные Союзом пикетчики не давали войти покупателям в магазин. Так я месяц не торговал, а нес исключительно убытки из-за бойкота. Тем не менее Союз ничего не добился, служащего всунуть им мне не удалось, но денег за простой безработным они все-таки с меня получили 15 руб. Бойкот сняли. Квитанцию об уплате прислали…».
Для самых богатых
По ул. Советской, 6, расположился, пожалуй, самый шикарный магазин в Гомеле – «Женева»: часов и мелких золотых и серебряных изделий. Кроме продажи, магазин «принимал всякого рода товаров на личных и комиссионных началах». Владелец Наум Борухович Горфункель жил с семьей по ул. Кузнечной, 48***** (Интернациональная, 48). Жена Доба Борисовна Либман, врач, занималась маленькими сыном и дочкой, семья оплачивала работу постоянной кухарки. Владелец магазина «Женева» – единственный обнаруженный на сегодняшний день в документах архива предприниматель, который кроме торгового патента третьего разряда за 64 рубля 15 копеек имел и дополнительный патент на роскошь. С 1 июля по 31 де­кабря 1922-го торговый оборот составил 2500 рублей. Как и многие другие точки, магазин не избежал ограбления, которое произошло 31 июля 1926 года. В 1928 году для продажи были выставлены: 13 серебряных ложек, вилки и столовые ножи, чайные ложки, подносы, щипцы для сахара, подстаканники, кофейные приборы, бокалы, рюмки, сахарницы, чайные приборы, портсигары, 59 пар серебряных серег, 12 пудрениц, 7 мунд­штуков, 28 брошей, 6 мужских цепочек, 10 часов, прибор серебряный в футляре. Из золотых изделий – 71 кольцо с камнем, 51 кольцо обручальное, 40 пар серег, 5 брошей, 14 крестов, 1 кольцо с алмазом,  2 цепочки, часы карманные, настенные и ручные, браслеты, 3 медальона.
По ул. Базарной, 12 (Трудовая, 12), с сентября 1923-го по сентябрь 1928-го работала галантерейная лавка торговца Ошера Лейбовича Зильбера (совладелец Бенциан Давидович Минкин), где продавались кожа и сапожные принадлежности. В лавке работал приказчик, ежедневная выручка составляла 150 рублей. 
Кофейная Израиля Залмановича Колодина была открыта в январе 1923 года по ул. Замковой, 104 (Комсомольская, 126). В ней можно было приобрести и бакалею. 8 мая 1928 г. сотрудники 3-го участка «прямналогов» дежурили в торговом предприятии Колодина с 8 часов утра до 11 часов вечера. В магазине обслужено 96 покупателей, 15 товар не был отпущен из-за отсутствия или неподходящей цены. В этот день покупатели приобрели: дрожжи, какао, сыр голландский, малиновый чай, крымские яблоки, мас­ло, сельдь, папиросы, сахар, апельсины, шоколад, лимонную кислоту, винные ягоды, компот, белые семечки, спички, пшено, яйца, колбасу, огурцы, конфеты, орехи, мармелад, клюкву, мыло, лимон. 
Французская булка к завтраку
По ул. Советской, 11, торговал булочками и кондитерскими изделиями Беньямин Рувимович Шахнович. При булочной работала кофейня. Проживал торговец с семьей из 6 человек (жена, четверо детей и теща 83 лет) по ул. Липовой, 2. В булочной продавались изделия собственной пекарни. Булочную и кондитерскую обслуживали сам Шахнович и члены его семьи. Весовая булка продавалась по цене 30 копеек за килограмм, французская булка стоила 7 копеек, венская – 10 копеек, кондитерское изделие – 10 копеек.
По улице Каляева, 44 (до 16.03.1923 г. улица Кладбищенская), была открыта чайная и закусочная Вульфа Боруховича Малинковича. Из «технического оборудования» – самовар. По Комсомольской, 107 (Замковая, 103), работала чайная и закусочная Лейбы Шмуйловича Марковича с оборотом в 4000 рублей. Из ассортимента: таранка, булка, хлеб, огурцы соленые и свежие, помидоры, колбаса, рыба жареная, сельдь маринованная, холодник, ветчина, сыр, сахар, чай, фруктовые воды, яблоки, груши, арбузы. Рядом, по ул. Каляева, 36, располагался магазин посуды Гилера Пинхусовича Мазина.

                Как начиналась и чем закончилась гомельская частная торговля в годы НЭПа
Головные уборы продавались в магазине-мастерской Ильи Хаимовича Миротина по улице Трудовой, 9. В ней можно было приобрести кепи детские, мужские, летние и зимние, тюбетейки бархатные, шапочки, папахи, фуражки, матроски. 
Непосильный налог
Государство пыталось контро­лировать сделки, регистрировать торговые точки, держать под контролем оборот частников. С 1924 года начинается административный нажим на частный капитал. 
Наглядным примером могут служить документы из дела по обложению налогом совладельца мануфактурной лавки Менделя Лейбовича Кенина по ул. Трудовой, 18, который имел жену и троих детей. Чистый доход от торговли за второе полугодие 1922 года составил 2300 рублей. 2 октября 1925 года Кенин обратился с просьбой о помощи к заведующему губфинотделом. По его словам, он арендовал лавку еще с «открытия» нэпа. Были затрачены средства на ремонт, оборудование, заключены договоры на поставку товара, оформлен кредит, но ему сообщили, что помещение понадобилось магазину «Труд». Нетрудно догадаться, чем закончилась борьба за помещение. Кенин с женой были арестованы, товар описан с запрещением продажи. После трехнедельного ареста торговца освободили под залог имущества, дело направили в Москву для административного выселения. По распоряжению ГПУ Кенин с женой были выселены из пределов Гомельского округа. 
Из заявления М. Л. Кенина в Главное налоговое управление Наркомфина БССР в октябре 1927 года: «Я имел в г. Гомеле мануфактурную торговлю, которую я вынужден был ликвидировать вследствие административного выселения меня с женой по распоряжению ГПУ из пределов Гомельского округа. Еще до этого, я долгое время был в заключении и торговля моя, и без того страдавшая из-за отсутствия товара, тогда как имелись большие расходы по налогам и содержанию двух приказчиков, в моем отсутствии совершенно пострадала. Перед моим выселением местный финотдел, несмотря на то что я, невинно пострадавший, совершенно разорился, обложил меня непосильным налогом, который я оплатил из последних своих средств. Уже в мое отсутствие, когда я находился в г. Воронеже – избранное мною местожительство, финотдел обложил меня совершенно непосильной для меня суммой подоходного налога – 1600 р., тогда как фин­отделу известно, что вследствие отсутствия товара, а затем моего заключения в исправдоме, я не мог делать тот оборот, из которого исчислен подоходный налог».
С 1925 года началось свертывание нэпа. В 1926-м власть вернулась к политике сокращения частного предпринимательства в области торговли. Госпредприятиям было запрещено продавать частнику сначала дефицитные, затем все другие товары. В 1927 году вводится усиленное налоговое обложение. Подоходный налог, налог на сверхприбыль, отчисления в местный бюджет способствовали изъятию до 70% суммы доходов частников, которые направлялись на восстановление промышленных предприятий и дальнейшее развитие всех отраслей народного хозяйства. Частная торговля в 1927–1928 годы стала сворачиваться. Власть отказалась от дальнейшего проведения политики нэпа. В начале 1930-х профессиональная частная торговля перестала существовать.

*улица Замковая была переименована 3.09.1923 г. в Комсомольскую, с 8.03.1960 г. – проспект Ленина.
**Сельтерская вода – хлоридно-гидрокарбонатно-натриевая минеральная вода естественной газации из немецкого источника Нидерзельтерс в горах Таунус. Также историческая торговая марка минеральной воды Selters.
***возможно, речь идет о материале для акварельной живописи – гуммиарабике.
****улица Базарная 16.03.1923 г. переименована в Трудовую.
*****улица Кузнечная 16.03.1923 г. переименована в Интернациональную.

Источник

Проишествия
23 апреля 2021 МАРТ раскрыл картельный сговор на рынке средств защиты растений 3 Происшествия 23 апреля 2021 Мотоциклист пострадал после столкновения с легковушкой в Минске 3 Происшествия 22 апреля 2021 СК: Герасименя и Опейкин объявлены в розыск 14 Происшествия 22 апреля 2021 В Могилевском районе при пожаре погибла женщина 13 Происшествия 22 апреля 2021 Мошенники обещали избавить виновного от уголовного преследования и выманили у него $9 тыс. 16 Происшествия 22 апреля 2021 Следователи устанавливают обстоятельства гибели женщины при пожаре в Слонимском районе 11 Происшествия 22 апреля 2021 ФОТОФАКТ: Прорыв водопроводной трубы в Минске на улице Уборевича 37 Происшествия 22 апреля 2021 В Минске столкнулись легковушка и троллейбус — пострадали семь человек 33 Происшествия 22 апреля 2021 На месте повреждения водопроводного трубопровода поврежден и подземный газопровод среднего давления — МЧС 38 Происшествия