Ола. Мы живем, пока помним

Беларусь | 9 января 2021

Деревни Ола (Паричского, а в настоящее время Светлогорского района Гомельской области) нет на карте Беларуси. Почти 77 лет назад, 14 января 1944 года, эту деревню, ее жителей и сельчан из окрестностей безжалостно уничтожили нацистские каратели. В 2020-м, в год 75-летия Великой Победы, на месте сожженной Олы был открыт мемориальный комплекс. За его создание премии «За духовное возрождение» удостоен авторский коллектив в составе главных архитекторов проекта ОАО «Институт Гомельгражданпроект» Сергея Первицкого и Виктора Бельтюкова, а также члена Союза писателей Беларуси Изяслава Котлярова.
Идейным вдохновителем создания мемориала по праву называют Изяслава Котлярова. О трагической судьбе деревни он узнал много лет назад. «В Светлогорске я живу 55 лет. Приехал в город после окончания факультета журналистики БГУ и стал интересоваться богатой историей здешних земель. Об Оле услышал почти сразу. Но не верилось, что в деревушке с 34 избами могла случиться трагедия, которая унесла жизни 1758 мирных людей, из них — 950 детей. Это же 12 Хатыней!» — подчеркивает поэт.

Собирая информацию, он узнал, что в деревне Ола 14 января 1944 года находились в ожидании наступающей Советской армии местные жители и из окрестных деревень Паричского и Жлобинского районов. В 6 часов утра их со всех сторон окружил немецкий карательный отряд. Людей расстреливали, забрасывали гранатами, сжигали заживо. После Великой Отечественной войны деревня так и не возродилась. На том месте остались лишь пепелища, на окраине — общая могила.

О чудовищной истории Изяслав Котляров рассказывал в публикациях, размещенных в разных изданиях, — районных, областных, республиканских. Этой теме он посвятил и свою поэму «Ола». «Почему я всегда считал важным сохранить память об истории уничтоженной деревни? Может, потому, что и сам — представитель поколения детей войны. И потому, что мой отец прошел финскую и Великую Отечественную войны, был семь раз ранен. Но прежде всего хотелось, чтобы память об истинной правде войны, об истинном мужестве людей жила, чтобы потомки знали и не забывали, что такое фашизм», — признается автор.

В 2014 году свой материал в газете «СБ. Беларусь сегодня» он закончил словами о том, что к Оле проложена грунтовая дорога, которая ведет «не только к памятному камню и поклонному кресту, но, хочется верить, и к будущему мемориалу». «Когда конкретно заговорили о возведении мемориала, появились сложности, в том числе и связанные с тем, что территория бывшей деревни вошла в состав заказника «Выдрица». Но с самого начала меня поддерживали энтузиасты, а первой помощницей была и остается супруга — белорусская поэтесса Софья Шах», — рассказывает Изяслав Котляров.

В декабре 2019 года идею создания мемориала на месте уничтоженной деревни поддержал Президент Александр Лукашенко. Возведение комплекса стало народной стройкой. Деньги перечисляли как просто небезразличные люди, так и предприятия, учреждения, индивидуальные предприниматели. Помогали областные, районные власти. Большая часть средств поступила после проведения республиканского субботника.

Главные архитекторы проекта Сергей Первицкий и Виктор Бельтюков к работе над будущим мемориалом приступили еще в 2018 году. Каждый предложил свой вариант. Затем лучшие идеи были аккумулированы в одном проекте, к реализации которого и приступили строители.

«Это страшная, дикая трагедия. Ведь речь идет даже не о боевых действиях, не о какой-то активной борьбе. Здесь целенаправленно бездушно уничтожали мирных людей, в том числе детей, женщин, стариков», — делится эмоциями Сергей Первицкий.

«Когда вдумываешься, осознаешь, что люди прожили под оккупацией два с половиной года, три раза встречали в таких условиях Новый год. И когда оставалось совсем немного до освобождения, они погибли. Эта история, которая была не у всех на слуху, тронула до глубины души», — добавляет Виктор Бельтюков.

Работая над проектом, архитекторы несколько раз приезжали на место сожженной деревни, читали литературу. «Данных сохранилось не много. Информацию буквально собирали по крупицам и старались воссоздать это в проекте. Нашли довоенные топографические карты и увидели схематично, как выглядела деревня. Здесь была одна улица с домами по обе стороны. От этого и оттолкнулись», — отмечает Виктор Бельтюков.

Так, некогда наполненная сельскими хлопотами, детским смехом, соседскими беседами, улица стала молчаливой тропой памяти. Вдоль нее установили стилизованные калитки — изломанные тени деревенских хат. Порталы по пути напоминают о количестве жертв. Силуэты людей, вырезанные в бетонных плитах, — о тех, кто навсегда остался в январе 44-го. В мемориальной зоне — братская могила, символичный крест и колокол. Рядом — звонница в виде стилизованного деревенского сарая с количеством колоколов по числу деревень, жители которых здесь погибли. «Мы жывем, пакуль помнім. Мы жывыя, пакуль нас помняць», — гласят надписи на монументе.

Авторы признаются, что при работе не раз вспоминали и военные истории своих семей. «У меня оба деда прошли войну. Мама ребенком была в оккупации, не раз рассказывала, как было страшно. Поэтому тема войны очень близка. Она где-то на подсознании», — делится Сергей Первицкий.

Частью мемориала стали и каменные скульптуры, созданные во время пленэра, посвященного трагедии Олы. Инициатором его проведения выступил Изяслав Котляров: «Для работы нужно было найти и привезти двухметровые камни, которые веками на нашей земле накапливали мощь и память. Их доставляли из Витебской, Минской областей, еще два нашли в Березине». Не без сложностей, но все же благодаря помощи энтузиастов задуманное удалось реализовать. Высеченные в камне сюжеты воссоздают судьбу деревни. Мать, крепко прижимающая младенца к груди, маленькая девочка с испуганными глазами, деревянная хата в языках пламени, парящие над полыхающим селом птицы.

По словам главных архитекторов, при строительстве, которое шло в сжатые сроки, в проект вносились коррективы, от чего-то пришлось отказаться, но в целом конечным результатом довольны. «Получилось, и получилось хорошо, хотя могло быть и лучше», — самокритично говорят они.

Стоит отметить, что для обоих архитекторов это не первый опыт реализации исторических проектов. Виктор Бельтюков работал, также вместе с Изяславом Котляровым, над созданием в Светлогорском районе памятного знака в честь операции «Багратион», Сергей Первицкий — над памятным знаком братьям Лизюковым на площади Победы в Гомеле.

Говоря о премии «За духовное возрождение», лауреаты отмечают, что это высокая оценка их труда.

«Для меня это еще и возможность осознать, что моральный долг — увековечить память о трагедии деревни Ола — выполнен и можно приступить к реализации следующих проектов», — добавляет Изяслав Котляров. У него есть три долга, которые лауреат хотел бы успеть исполнить.

«Один из них — возвести памятный знак в честь первостроителей Светлогорска. В нынешнем году городу исполняется 60 лет, и это бы стало хорошим подарком. Рабочие эскизы уже есть. Вторая идея — создание республиканского общественного объединения защитников памяти и правды о войне. Актуальность такого общественного объединения в нынешние времена очевидна. Третий долг — поставить в Паричах памятник Михаилу Ивановичу Пущину и его супруге Марии Яковлевне — друзьям А.С.Пушкина, Л.Н.Толстого. Они прожили в Паричах несколько десятков лет, открыли здесь первое в Беларуси женское училище духовного ведомства, возвели церковь Святой Равноапостольной Марии Магдалины. У алтаря этого храма они и были похоронены. Но церковь снесена вместе с их могилами. Увековечить память о них — значит установить связь времен», — считает поэт.

«Человек, лишенный памяти, перестает быть собой. А лишенный гражданской исторической памяти никогда не может стать патриотом своей Родины», — заключил Изяслав Котляров.
БелТА

Источник