«Вчера произошло нечто ужасное». О чем пишут в письмах политзаключенные

Беларусь | 29 апреля 2021

«…А так все хорошо. В пятницу у одного из парней был день рождения. Отметили круто, сделали классный торт…» — написал из СИЗО № 1 Александр Деркач минчанке Антонине. По данным лишенного регистрации правозащитного центра «Весна», в Беларуси 358 человек официально признали политзаключенными. Александр — один из них. Письма со словами поддержки задержанным и осужденным по политическим статьям пишут не только близкие, но и незнакомые люди. А какие ответы получают? Предлагаем вам выдержки из писем, которые в ответ на послания с воли отправляют те, кто находится за решеткой. В них про жизнь, быт и настроение — почитаем.

«Не переживайте, мы живем дружно и помогаем тем, у кого чего-то нет»

По данным правозащитников, Александра Резника задержали в сентябре 2020-го. Обвинение ему предъявлено по ч. 2 ст. 293 УК РБ (Участие в массовых беспорядках).

Письмо Анне, которое она получила 14 апреля:

«<…> Мне уже написали родители о том, что вы помогаете передавать передачи. Еще раз хочу сказать вам: „Огромное спасибо!“ Ваша поддержка очень помогает переносить заключение.

Да, у нас в камере есть один человек, которому не носят передачи, но это из-за того, что он из Гродно и ездить в Минск для его родни затратно. Ему просто переводят деньги на счет, и он покупает все необходимое в „отоварке“. Да, понятно, что он не все там может купить, но для этого у нас есть „общее“. Это настенные полки, куда все кладут часть своих продуктов для свободного употребления кем угодно. Поэтому у него есть все необходимое <…>. Поэтому не переживайте, мы живем дружно и помогаем тем, у кого чего-то нет.

«Вчера произошло нечто ужасное». О чем пишут в письмах политзаключенные

С письмами у нас тоже все хорошо, недостатка в них никто не испытывает. Как-то так:)

Мы чувствуем вашу помощь и поддержку, и она очень помогает, поверьте. И мы понимаем, что вам сейчас на свободе в некотором смысле гораздо тяжелее, чем нам здесь. Поэтому, пожалуйста, берегите себя и не теряйте оптимизма. Мы, в свою очередь, тоже обещаем быть на позитиве и провести время здесь с максимальной пользой, что мы, в принципе, и делаем <…>».

Адрес для писем: СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, индекс: 220 030;

Резнику Александру Сергеевичу.

«Вясна ідзе поўным ходам. Па-мойму, нават на вуліцы цёпленька»

Виктории Миронцевой 26 лет, по образованию она художник-учитель, до задержания работала барменом в ресторане. Ее сестре Анастасии — 24 года. Она студентка шестого курса Академии искусств. За события до и после выборов девушек судили сразу по нескольким статьям УК. Вику суд приговорил к двум с половиной годам, Настю — к двум годам. Сроки они будут отбывать в исправительной колонии общего режима.

«Вчера произошло нечто ужасное». О чем пишут в письмах политзаключенные

Из письма Наталье, полученного 12 апреля:

«Вчера произошло нечто ужасное». О чем пишут в письмах политзаключенные

«<…> Вясна ідзе поўным ходам. Па-мойму, нават на вуліцы цёпленька. На жаль, траву і дрэвы мы тут не бачым, толькі неба ў прагулачным дворыку і зрэдку сонца. Але чуем, як па-вясеннему пяюць птушкі. А стракатанне сарок неяк асабліва адгукаецца ў маім сэрцы <…>.

«Вчера произошло нечто ужасное». О чем пишут в письмах политзаключенные

Дасылаю вам свой малюнак „Захад сонца“ <…>. Мне перадалі акварэльныя алоўкі. Вырашыла паспрабаваць памаляваць імі. Прыйшла да высновы, што ніякія алоўкі не параўнаюцца з нармальнымі акварэльнымі фарбамі. Але ў мяне праблема з натхненнем. У гэтых сценах яно наведвае меня рэдка. Не магу пастаянна маляваць, а сястра мая можа. Дзяўчаты, што былі з ёй у камеры, кажуць, што яна малюе і малюе. А я так не магу <…>».

Адрес для писем: СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, индекс: 220 030;

Миронцевой Виктории Викторовне

«В душе творится мрак, и эту душу мою окутывает боль, горе, слезы»

Сергей Верещагин — житель Гомеля. Осужден на 5 лет лишения свободы по ст. 364 УК РБ (Насилие в отношении сотрудников милиции).

Из письма Илье от 21 апреля:

«Здравствуйте, уважаемый Илья и те, кто вас окружают. Когда получил твое письмо, я очень обрадовался, что есть еще на этой земле такие люди, как ты (волонтеры). Сразу хочу вам всем выразить свою благодарность и сказать огромное спасибо за вашу поддержку, заботу и вдохновение <…>.

[Мне приятны слова, которые вы мне написали], но я не герой, я простой парень, который любит правду и по возможности всегда всем помогал. А сейчас получается все наоборот. Я попал сюда, Илья, и много чего не понимаю: за что я оказался в этих местах и за что у меня отняли все здоровье. И, наверное, я думаю, что это здоровье я не восстановлю никогда, так как с каждым днем оно все хуже и хуже. А еще ко всему в придачу начало пропадать зрение. Вот такие у меня на сегодняшний день дела, и никакого просвета я не вижу. В душе творится мрак, и эту душу мою окутывают боль, горе, слезы. Я никому не хотел бы пожелать такого, что происходит у меня в душе сейчас. Слезы матери за меня не вернет никто.

Пишу тебе это письмо, а у самого дрожит рука оттого, что я остался один и никому не нужен. Одни только слова, и больше ничего. Спасибо вам за то, что вы хоть не забыли про меня <…>.

«Вчера произошло нечто ужасное». О чем пишут в письмах политзаключенные

Я желаю вам крепкого здоровья, бодрости духа и побольше быть солидарными друг с другом. А такие, как я, никогда не упадут, а даже если упадут, то мы отряхнемся и снова встанем. На этом я буду заканчивать свое небольшое письмо, за какую-либо поддержку — моральную или материальную по возможности — я буду признателен. Желаю всего вам самого наилучшего в жизни и в работе. Жду от тебя весточки. С уважением к тебе и тем, кто тебя окружает, Сергей. Жму твою руку».

Адрес для писем: ИК № 13, ул. Советская, 205, г. Глубокое, индекс: 211 791;

Верещагину Сергею.

«Во время прогулок нам включают лекции по психологии»

159-й день за решеткой находится наша коллега Катерина Борисевич. По делу «о ноль промилле» суд приговорил ее к шести месяцам колонии и штрафу в 100 базовых. Сейчас наша Катя находится в Жодино.

«Вчера произошло нечто ужасное». О чем пишут в письмах политзаключенные

«Вчера произошло нечто ужасное». О чем пишут в письмах политзаключенные

Из письма подруге Ольге:

«<…> Во время прогулок нам включают лекции по психологии. Например, как избежать конфликта, как правильно проговаривать свои претензии. „Люди с хорошим настроением не набрасываются друг на друга“.

И отдельно говорили про психосоматику. Ваш муж [например] обещает вам полететь в Париж, показать Лувр, у вас происходит ссора, но в Париж вы все же летите (согласись, уже неплохо:), там можно разбежаться по разным маршрутам). Так вот, заселились [вы] в отель, и ему стало плохо, кажется, что-то связано с болью в животе. Оказывается, боль не очень-то и настоящая, это все оттого, что сразу все не обсудили после ссоры. Но до Лувра они все же дошли! <…>».

«Вчера произошло нечто ужасное». О чем пишут в письмах политзаключенные

Адрес для писем: Следственная тюрьма № 8, ул. Советская, 22а, г. Жодино, индекс: 222 163;

Борисевич Екатерине Анатольевне.

«Отметили его 33-летие в СИЗО. Я думаю, он запомнит свой день рождения на всю жизнь»

За события 9 августа Александра Деркача судили сразу по нескольким статьям УК. Приговор — 4 года в колонии общего режима.

«Вчера произошло нечто ужасное». О чем пишут в письмах политзаключенные

Из письма минчанке Антонине, которое девушка получила 24 апреля:

«<…> сделали классный торт. Ингредиенты и коржи у нас были. Плюс еще сделали классную шаурму. Подарили майку с коротким рукавом и открытку. Каждый из нас написал на открытке все пожелания. Отметили его 33-летие в СИЗО. Я думаю, он запомнит свой день рождения на всю жизнь. Я свои 33 отмечал в прошлом году в Таиланде, я тоже запомнил [этот праздник] на всю жизнь. А 34 года праздновал в тюрьме в Жодино и тоже запомнил <…>», — описывает политзаключенный, как отметили день рождения одного из сокамерников.

Адрес для писем: СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, индекс: 220 030;

Деркачу Александру Юрьевичу.

«Вся надежда теперь на Серого кота»

Политзаключенный Павел Юхневич — активист «Европейской Беларуси». Его задержали в конце сентября 2020 года. Обвинение предъявлено по ч. 2 ст. 293 УК РБ (Участие в массовых беспорядках).

«Вчера произошло нечто ужасное». О чем пишут в письмах политзаключенные

Из письма Юлии:

«<…> Вчера произошло нечто ужасное: у нас забрали телевизор! Это был шок! Хотя, по справедливости, его могли забрать еще в конце января, когда хозяин телека переехал в другую камеру. Беда в том, что во вторник последние две серии того турецкого сериала, о котором я писал тебе раньше. Вся надежда теперь на Серого кота (похоже, речь о блогере Дмитрии Козлове. — Прим. TUT.BY), у него в камере есть ТВ, и они тоже смотрят „Внутри“. На самом деле будет очень интересно, как сейчас поменяется внутрикамерная жизнь! Самое сложное, и мы уже ощутили это сегодня, — утро. Обычно все сонные, молчаливые, но ТВ включен и постоянно бормочет, а сегодня была полная тишина. Зато всем резко захотелось на прогулку:) <…>».

«Вчера произошло нечто ужасное». О чем пишут в письмах политзаключенные

Адрес для писем: Тюрьма № 4, ул. Крупской, 99а, г. Могилев, индекс: 212 011;

Юхневичу Павлу.

Источник